Отрывок

17/4/2017
Мне сегодня приснился сложный сон. Большая деревенская комната, в которой несколько незнакомых толстых женщин суетятся вокруг меня, и все ждут гостью. В комнате книжная полка (пять полок без стекла), похожая на мою, настоящую. По комнате ходит большая черная собака. Кажется, что дом принадлежит мужчине, но его нет. Появляешься ты, в темно-зеленом свитере. Мы не бросаемся друг другу на шею, ты садишься за пустой деревянный стол, я на стол - ноги на скамейку. Женщины - напротив. Ты что-то рассказываешь, но слов я не помню. Я, как жалкий кустик, вдруг клонюсь к тебе, пытаюсь тебя поцеловать, но я - правда кустик, и ты от лица отводишь рукой ветку. На пальце четвертом у тебя кольцо - серебрянное, не то с камнем темным, не то с какой-то завитушкой из серебра. Я ухожу. Деревенская комната превращается в квартиру одних моих монрельских друзей, там коридор буквой Г . В коридоре встречаю еще двух больших черных собак. Из другой комнаты выходит жена Ль и мой брат. И мы втроем оказываемся на улице. Российский поселок, деревня, снег, домики-дачи, и вдалеке арабский поселок. Мы идем по снегу. Жена между мной и братом, она тоже в зеленом пальто. Снег скрипит, слышу отчетливо. Ей трудно идти, её правая нога в бинтах. Подходим к озеру, очень яркое солнце. На противоложном берегу озера на холме белые домики арабской деревни, как на негативе, и глазам больно смотреть. Брат хочет сфотографировать, но всё чернеет. Я говорю ему - ты уже это видел. Идем назад по дороге. Я почему-то думаю - Рязань. И отчетливо вижу лицо жены . Опять комната. Ты с полки берешь зеленую книгу и отдаешь её одной из женщин со словами Вот, я тебе подарок привезла . Книгу ты берешь с верхней полки, и я, не видя названия, думаю, что это проза Цветаевой. Женщина принимает подарок, и ставит книгу между другими на нижнюю полку. Я думаю, почему ты ей даришь мою книгу. Потом читаю на корешке Серебрянный век .
Сон очень яркий. Я вскочила и бросилась к полке. Проза Цветаевой, действительно, в зеленом переплете, и стоит рядом с книгой Бальмонта, черной. А рядом - пробел, Серебрянный век пропал.
Пока пила кофе, включила телевизор, по РТР Планета рассказывали о Надежде Яковлевне Мандельштам, о трех томах её творчества, о знакомстве с Ахматовой.
февраль 2007

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *